Неолуддизм и Интернет вещей
Неолуддизм и Интернет вещей

Последние несколько недель я задавался вопросом, в чем же выражается моя (только ли моя?) претензия к Интернету вещей, подключенным устройствам и т.д. Упоминания о них мелькали то здесь, то там. И крайне малая их часть казалась мне привлекательной, хотя я и осознавал потенциальную пользу от подключенных устройств, как таковую. Очевидно, пришло время немного все обдумать и разобраться, откуда берет свое начало это мысленное несоответствие.



Для начала, приведу в качестве примера выдержки из двух недавних проектов, которые заставили меня усомниться в необходимости этих ваших Интернетов вещей:

•    Evermind: «Evermind приносит спокойствие одиноким людям, требующим ухода, и тем, кто ухаживает за ними, благодаря оповещению о включении и выключении электроприборов».
•    Датчик движения Fibaro: «Вдохновившись верованиями древних египтян, мы создали самый маленький беспроводной датчик движения в форме кошачьего глаза».
Теперь упомяну другие два привлекших мое внимание проекта, которые показали мне, что в подключенных устройствах смысл все-таки есть.
•    Whiskers: «Работает он следующим образом. В вашей гостиной стоит элегантный предмет с длинным стержнем-тростинкой. Другой такой же дизайнерский предмет находится в доме у вашего друга, сына, дочери, соседа или знакомого. Когда вы прикасаетесь к тростинке, то она начинает раскачиваться не только у вас, но и на той стороне».
•    Patch of sky: «Наше устройство станет безмолвным компаньоном для вашей второй половины или друга, сообщая о том, какое небо и мир окружают вас вдали от них».
Так в чем же разница между этими устройствами? Я вижу возникновение двух возможных «путей» в развитии Интернета вещей. Первый из них можно назвать «логическим развитием Интернета вещей», а второй «неолуддитским развитием Интернета вещей».

Логическое развитие Интернета вещей

Возможно, тут я немного упрощаю, но первый из путей развития диктуется по большей частью самой технологией. То есть, Интернет вещей рассматривается только как технический прогресс. На картинке снизу этот путь изображен прямой линией – создание технологических стандартов, протоколов, патентов… Привычное дело для разработчиков технологий. Верным признаком того, что данный процесс протекает в данный момент, является возникновение многочисленных решений для Интернета вещей, которые пытаются обойти проблемы совместимости между существующими протоколами (в духе «как научить ваш умный дом включать лампу от другого производителя»).

Больше всего в такой версии развития Интернета вещей меня раздражает, что почти не уделяется внимание тому, захотят ли люди их использовать. Возьмем хоть датчик движения от Fibaro. Ну, какой мне смысл устанавливать это «око Саурона» в своей гостиной? По мне, так это пример направленности на техническую возможность, не принимающей во внимание, кому и зачем может понадобиться такое устройство. Другой упомянутый мной проект, Evermind, уведомляет какого-нибудь члена семьи о том, что его престарелый родственник включил бытовую технику. Сперва это может показаться полезным, но если подумать – это именно пожилому человеку придется жить с этим «чужеродным» устройством в своем доме. А какая в этом ему польза? Опять же акцент сделан на техническую возможность, а не практическое использование.
 
Неолуддитское развитие Интернета вещей

Параллельно существует другой путь развития Интернета вещей, в котором технология играет не главную роль. В этом Интернете вещей технологии служат лишь средством достижения осмысленного взаимодействия. Чтобы сделать что-то, ранее невозможное из-за отсутствия соответствующих технологий. Я опять же упрощаю, но вижу здесь сходство с неолуддизмом. Вкратце, неолуддизм отвергает научно-технический прогресс и выступает за «простой» образ жизни. Это необязательно означает, что любые технологии «плохие», но подходить к ним нужно с критической точки зрения. Думаю, что хорошо проиллюстрировать мысль, которую я хочу донести, может цитата Жака Эллюля из Википедии:

«Рациональность технологии порождает логическую и механическую организацию, которая вытесняет или подчиняет себе естественный мир».

«Неолуддитский» путь развития Интернета вещей в большей степени обусловлен не функциональностью, а эмоциональной составляющей, когда во главу угла ставятся люди и их окружение. Оба упомянутых мною проекта (Whiskers и Patch of sky) отталкиваются от людей. Технология лишь сделала это возможным. Сложность данного подхода заключается в том, что трудно предугадать, когда он начнется, как скоро закончится и  к чему он приведет. Но результат может быть гораздо более значимым, позволяя людям привязаться к подключенным устройствам, а не просто вызвать у них ощущение, что в доме приземлился инопланетный корабль.

Итак,

Какой же подход «лучше» и по какому их них мы пойдем? Хотя лично меня подход с точки зрения технологий изрядно раздражает, я все же понимаю, что такой путь необходим. Без стандартизации или соглашений по подключенным устройствам, крайне мала вероятность того, что эти устройства перестанут быть только прототипами.  Но я убежден в потребности вовлечения большего количества людей в «неолуддитскую» версию Интернета вещей. Чувствую, что без подобного рода  изысканий,  подключенными устройствами не будет пользоваться никто кроме гиков.

Оригинал - http://driesdr.ramdac.be/?p=506

Перевод - Павел Корнилов

Национальная технологическая инициатива - Онлайн Курс от Дмитрия Пескова
Национальная технологическая инициатива - Онлайн Курс от Дмитрия Пескова