Интернет вещей: процессор в каждом доме

Артюхин Валерий Викторович
научный редактор журнала «Прикладная информатика»,
член Экспертного совета МОО «Информация для всех»

Сегодня трудно найти какой-нибудь аппарат без микропроцессора, а завтра, возможно, также сложно будет обнаружить предмет без IP-адреса: пакеты с молоком будут сами сообщать, что они просрочены; ботинки – что они промокли, а золотой браслет, самостоятельно обменявшись данными с вашим бумажником, сигнализирует о том, что он вам не по карману. Это и есть «Интернет вещей» (англ. «Internet of things»). Главное – это налепить на предмет радио-частотный идентификатор (англ. radio frequency identity или RFID), например, в виде стикера и обеспечить возможность взаимодействия между ним и другими системами.



У нас в России по этому поводу пока нет особого шума на правительственном уровне. Наш хит сезона (а также пары предыдущих), по-прежнему, нанотехнологии. Далеко не каждый россиянин понимает, что это такое, и какая ему от этого польза. Узнай он, что термин «нанотехнологии» - это все, что касается манипуляций с отдельными атомами и молекулами в масштабах от 10-9 до 10-7 м (Кобаяси Н. «Введение в нанотехнологию» - М.: Бином, 2008), он, вероятно, сначала подумает, что все проще, чем ожидалось (я считаю, что мы очень образованный народ, даже, несмотря на «успехи» в развитии нашего образования на всех уровнях), а потом поймет, что сам по себе термин ничего не объясняет (несмотря на то, что под него выделяются деньги).

Требуются дополнительные разъяснения по поводу того, чем же мы в этой области у себя в стране занимаемся или уже (а вдруг?) преуспели? В самом деле, нанотехнологии находят применение в электронике, химии, материаловедении, механике и могут посодействовать революционным научно-технических изменениям в информационных технологиях, производстве конструкционных материалов, изготовлении фармацевтических препаратов, конструировании сверхточных устройств и так далее, но об этом мы читаем в книгах, а хотелось бы уже что-то из этого увидеть… хочется конкретных достижений. Концепция «Интернета вещей» на этом фоне значительно выигрывает, поскольку преимущества использования связанных с ней технологий проще объяснить отдельному человеку: машины, соединенные со светофорами и детекторами пробок; кухонная утварь, соединенная с умными электрическими сетями, что в сумме позволяет анализировать расход электрической энергии; упаковка товаров, которые нужно только положить в тележку и провезти мимо считывающего устройства, ничего не вынимая, и при этом из устройства мгновенно выскочит чек «за все» (я привожу простейшие примеры – существуют сотни применений более изощренных и, замечу, уже реально существующих). Нанотехнологии – это, в общем-то, тоже неплохо, но нужно либо лучше объяснять народу, либо диверсифицировать усилия (а лучше и то, и другое).

Европа диверсифицирует, поэтому обращает внимание на «Интернет вещей». В этой связи Европейская комиссия выпустила коммюнике,1 содержащее план действий по 14-ти направлениям, который должен позволить Союзу получить значительные выгоды от RFID и придания IP адресов привычным предметам. Перечисление всех пунктов плана излишне, они все разумны и на сегодняшний день достаточно похожи на пункты планов по реализации других крупномасштабных информационно-технических инициатив (и авантюр).

Можно выделить три ключевых аспекта, связанных с разработкой и использованием технологий в рамках «Интернета вещей» (каждый из пунктов плана направлен на преодоление сложностей, касающихся того или иного аспекта):

-Технологический – придание IP-адресов миллионам предметов требует скорейшего перехода к протоколу IPv6, да и сами процессы и устройства для «Интернета вещей» требуют стандартизации, а впоследствии – утилизации.

-Экономический – нужна инфраструктура: кассы для дистанционного считывания, специальное программное обеспечение, миниатюрные датчики и многое многое другое.

-Социальный – очень важный для европейцев аспект (как минимум 7 пунктов плана из 14 тесно с ним связаны). Сюда входят сложности с обеспечением информационной безопасности, специфические риски, приватность пользователей, число которых, если все пойдет хорошо, будет быстро увеличиваться на порядки.

Мне как специалисту понятно, что «Интернет вещей» – это не просто расширение существующего Интернета. Это совершенно новая веха в истории развития информационных технологий. Судите сами: сначала сетей не было, потом сети стали связывать несколько компьютеров, далее соединенными оказались миллионы машин, к которым сегодня добавились мобильные телефоны и игровые консоли. Фотоаппараты, диктофоны и устройства навигации стали подключаться к компьютерам, теперь можно не ходить в банк для того, чтобы оплатить счет или перевести деньги. Однако все это – приборы или услуги.

Как писал Ален Купер (Купер А. «Психбольница в руках пациентов» - СПб.: Символ
– Плюс, 2004):
Что получиться, если скрестить компьютер с самолетом? …компьютер!
Что получиться, если скрестить компьютер с фотокамерой? …компьютер!
Что получиться, если скрестить компьютер с будильником? …компьютер!
Что получиться, если скрестить компьютер с автомобилем? …компьютер!
Что получиться, если скрестить компьютер с банком? …компьютер!

Чтобы превратить в компьютер банку «сгущенки» или лом, нужно приложить куда больше фантазии, так что это действительно свидетельство перехода в новую эпоху. Важнее даже то, что Интернет вещей касается или коснется каждого человека и можно согласиться с выводами Европейской комиссии о том, что в течение 5-15 лет технологии на базе этой концепции могут кардинально изменить многие процессы в обществе. Думаю, и у нас вскоре появится целевая программа на эту тему.

Национальная технологическая инициатива - Онлайн Курс от Дмитрия Пескова
Национальная технологическая инициатива - Онлайн Курс от Дмитрия Пескова

Популярное